Хочу рассказать об одном из последних объектов. С первого взгляда совсем обычный, маленький объект. Сложность реализации с первого рассмотрения виделась только в сроках. Конкурсный объект, площадью всего 600 м2, без каких-либо сложных технологий, не сравнить с объектом ЦИТО.

Сроки и на проектирование, и на строительство – 1 год.

В противном случае, если не успел, Заказчик платит городу 18 миллионов рублей.

Если разложить работу по проектированию, согласованию и строительству по регламентным срокам городских структур, получается 2,5 года.

Интересно посмотреть на ответственных за подготовку конкурсной документации и поинтересоваться, как сложилась цифра реализации проекта – 1 год.

Но конкурс был выигран и надо было работать.

Первым препятствием было получение согласования Департамента культурного наследия. Для нас это было неожиданно, так как при подготовке конкурсной документации все необходимые городские службы уже согласовали размещения гаража на этом земельном участке. Ни в конкурсной документации, ни в Градостроительном плане земельного участка не было указано, что необходимо согласовывать документацию с Департаментом культурного наследия, или могут быть какие-то ограничения.

Тем не менее Департамент культурного наследия нам несколько раз отказывал. Причины были смешными. Сначала они не разобрались в высотных отметках. Мы им все указали и расшифровали, где «0»-ая отметка, какая высота, стрелочками все отметили. Потом они написали, что согласовали только наземную стоянку, а не капитальный объект. Тогда вопрос – как появился капитальный гараж в конкурсной документации.

К этому моменту мы потеряли уже 3 месяца.

Понимая, что диалог с Департаментом культурного наследия зашел в тупик, мы обратились к Хуснуллину Марату Шакирзяновичу, написав ему письмо и изложив подробно нашу проблему.

Результат от обращения последовал быстро. Москомархитектура и Департамент культурного наследия сразу же ответили на запрос руководителя. Ответ был таков, что произошла ошибка и документация согласована. Еще через месяц мы смогли получить свидетельство Москомархитектуры, так как Москомархитектура тоже ответила Хуснуллину Марату Шакирзяновичу, что все в порядке.

Но что интересно, в это же время мы получаем письмо от Департамента культурного наследия в наш адрес, что объект не согласован. Так как у нас был положительный ответ от Хуснуллина Марата Шакирзяновича мы решили идти дальше, но письмо в Департамент культурного наследия опять написали.

В итоге, с большой потерей времени, мы подали заявку на получение разрешения на строительство.

И вот опять! Отказ! Почему? Нужно согласование Департамента культурного наследия.

Я тут же отправилась в Инспекцию Государственного архитектурно-строительного надзора доказывать, что это конкурсная документация, что она не вышла бы на конкурс без согласования Департамента культурного наследия, если бы нужны были какие-то дополнительные изыскания или охранные мероприятия, то они должны были бы быть отражены в конкурсной документации, но ничего подобного там  нет и так далее и тому подобное…….. Безрезультатно!

Пишем опять в Департамент культурного наследия и Хуснуллину Марату Шакирзяновичу. Получаем информацию и копию письма Департамента культурного наследия в Мосгорстройнадзор и Хуснуллину, что все хорошо, объект согласован. А через месяц, строго по регламентному сроку, мы получаем ответ от Департамента культурного наследия, что они объект не согласовывают.

Как это?!

Так бывает?!

В нашем городе бывает…….

Автором всей переписки в течение 8 месяцев с нами был Кондрашев Леонид Викторович — Заместитель руководителя Департамента культурного наследия города Москвы – главный археолог города Москвы.

Почему? За что этот беспредел? Как так можно?

Но все равно УРА!

Разрешение на строительство получено. Но для строительно-монтажных работ осталось 3,5 месяца. А еще получить Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию.

Несмотря на малореальные сроки строительства мы на площадке.

Но тут нас ожидают новые проблемы. Опять совсем неожидаемые. Такого интереса к нашей стройке я не наблюдала ни разу за свою деятельность.

Оказалось, как выяснилось позже, у нас есть сосед – «доброжелатель», который организовал компанию по борьбе с нашим строительством. Писал во все городские и муниципальные службы, даже в прокуратуру. Организовывал протесты жителей, заинтересовывая их материально.

В итоге всей этой деятельности строительство проходило под постоянным контролем всех возможных контролирующих органов, проверок, телевидения, жителей, членов союза архитекторов, депутатов и так далее….

Работы на площадке останавливали 3 раза. Препятствия сопровождали нас весь период реализации проекта.

Например, когда приступили к земляным работам, оказалось, что под слоем земли, по всей площадке лежат бетонные плиты, местами в 2 слоя. Опять потеря времени…

Грустная история получилась и с подключением к сетям водоснабжения и канализования.  В конкурсной документации были даны технические условия на присоединение:

Канализация – 500 000 рублей;

Водоснабжение – 5 000 000 рублей.

Когда начали оформлять договора цифры изменились:

Канализация – 4 148 223 рубля 24 копейки;

Водоснабжение – 14 947 503 рубля 86 копеек.

Не понимаю. Зачем давать неверную информацию в конкурсной документации? Кто будет расплачиваться за это?

Город? Вряд ли.

Инвестор, у которого себестоимость выросла в 2,5 раза. Окупаемость тоже в 3 раза дольше.

Объект построен.

Ввод в эксплуатацию получен.

Инвестор расстроен действительностью строительства в Москве.

А я, как заказчик, не только расстроена, но и напугана попаданием в такие объекты.

К каждому объекту весь коллектив нашей компании относится как к собственному.

Поэтому переживаний в течение всего периода реализации объекта было очень много.

Но, опять спасибо за опыт.